Талант должен страдать от несправедливости, иначе из него ничего не выдавишь
Александр Образцов

Изучать прошлое легко, помнить — трудно
Михаил Кузьмин

Музыку рождает тишина, а не звучание
Борис Останин

Культура — это традиция, превращённая в инстинкт
Вадим Воинов

Дневники эрмитажных котов Назад

Саймон. В Эрмитаж за стихами!

07.09.15

Постоянно думаю над одной проблемой, которая не даёт мне покоя. Если я, кот Саймон, умею читать и запоминать прочитанное, то не приобщить ли мне к книгам и других эрмитажных котов? Тем более что непосредственно к Дню знаний (это 1 сентября) мне, мур-мур, подарили одну очень интересную книгу.

И не простую, а стихотворную. И про Эрмитаж. И с картинами…

Называется она весьма завлекательно: «В Эрмитаж пришёл поэт» (Санкт-Петербург, издательство «Арка», 2015).

Её авторы — Галина Дядина и Андрей Усачёв. Оба они поэты и, говорят, известные. Однажды весной, когда в Эрмитаже не было толп туристов, я видел их обоих около картин Рембрандта, Ватто, Делакруа, Мурильо... Они как-то очень внимательно всматривались в них. Гораздо внимательнее, чем обычные туристы, которые всегда куда-то спешат.

Я ещё подумал: вот стоят двое, как приклеенные, у картины и всё не отходят и не отходят. Интересно, что они хотят высмотреть? Уж не оборотную ли сторону художественного произведения?

Как оказалось, её — тоже…

Галина и Андрей не просто всматривались в картины. В этот момент они сочиняли стихи. Или, как говорят умные люди, занимались «переводом» сложного визуального ряда в словесный, который для многих людей гораздо понятней. Они писали в голове за-мурр-чательные сочинения по увиденным картинам. И в итоге насочиняли 40 поэтических текстов. Эти стихи и вошли в сборник «В Эрмитаж пришёл поэт».

На самом деле у этой книги не два автора (не только Галина Дядина и Андрей Усачёв), а три. Полноправным автором я считаю и дизайнера Владимира Яковлева.

Именно он придумал макет. То есть состыковал стихи и картины. Разместил их таким образом, чтобы все они смотрелись и воспринимались как единое целое.

Между прочим, это оказалось не таким уж простым делом. Ведь в картине, если вы заметили, много всяких разных мелочей, деталей. Их сразу и не разглядишь. Не оценишь, не уразумеешь. Чтобы опознать тот или иной интересный предмет, понять, что он делает в картине, надо выделить его в отдельный фрагмент.

Владимир Яковлев примерно так и строит книжные развороты. Он даёт целое (всю картину), а потом выделяет фрагмент. И помещает его поближе к стихотворению.

Скажем, на знаменитой картине Поля Синьяка «Гавань в Марселе» мы сразу видим дома на берегу и большой корабль перед ними. А вот маленький, очень красивый буксирчик, который находится в левой части картины, мы, увы, не замечаем.

Но благодаря фрагментированию этот буксирчик становится чуть ли не главным героем!

Надо признаться, я очень люблю это марсельское творение Поля Синьяка, потому что оно похоже на вкусный-превкусный торт. Хочется его лизнуть, чтобы им насладиться. Но нельзя, это всё-таки картина. Шедевр!

А что высмотрела в творении Поля Синьяка Галина Дядина, написавшая (по мотивам картины) стихотворение из 12 строк?

Целый мир! И этот мир она украсила (разрисовала) просто замечательными словами. Оказывается, их (хороших слов) много в русском языке. По мнению Галины, и я с ней полностью соглашусь, в марсельский порт пришёл не корабль, а «вечер к берегу причалил…».

Посмотрите, как много волн в картине Поля Синьяка. На что они похожи? Галине Дядиной и для них удалось найти запоминающиеся слова: «по-русалочьи сверкает чешуя морской волны».

Вот так, из отдельных очень точных и выразительных строк рождается абсолютно законченный поэтический образ. То есть стихотворение, которое становится как бы близким родственником картины. Скажем, младшим братом… Или кузеном… Такая версия, мурр-мурр, мне по душе!

Впрочем, что это я всё про детали и фрагменты? Они, конечно, важны, но в книге есть, например, и картина Эль Греко «Портрет поэта Алонсо Эрсильи-и-Суньиги». Дизайнеру не потребовалось её фрагментировать. Почему? Именно об этом и написал в своём стихотворении поэт Андрей Усачёв. О том, что сам художник убрал из картины всё лишнее. И оставил только самое важное, самое необходимое. Что именно? Голову поэта, которая украшена какой-то штучкой из пахнущих листьев.

Есть только лавровый венок,
И больше никаких предметов.
Ведь голова важнее ног!
Причём не только у поэтов.

А теперь немножко конкретных фактов. Мы, коты, их тоже любим.

Итак, про картины «Возвращение блудного сына» Рембрандта, «Автопортрет в каскетке» Поля Сезанна, «Мадонна Литта» Леонардо да Винчи, «Куст» Ван Гога, а заодно и про его же «Хижины» сочинила стихи Галина Дядина.

Андрей Усачёв рассказал нам (в силлабо-тоническом ключе) об «Охоте на львов в Марокко» Эжена Делакруа, «Мальчике с собакой» Бартоломе Эстебана Мурильо, «Савояре с сурком» Антуана Ватто, «Курильщике» Поля Сезанна, а также о «Мосте Ватерлоо» Клода Моне.

Мне ещё хочется напомнить нашим читателям, что тема поэзии очень популярна на сайте Hermitage Line. У нас есть даже отдельная рубрика «Эрмитаж стихотворный». И если вам захочется расширить свои представления о картинах, можете заглянуть сюда: «Эрмитаж стихотворный», «… а там так много света», «Лепестками объят сад…», «И вне веков, и вне короны…», «В числе блистательных фамилий…», «Давно акростихами говорят поэты…».

И последний вопрос. Кому адресована книга «В Эрмитаж пришёл поэт»? Нигде я не нашёл указаний на то, что эта книга предназначена исключительно для детей. Мне кажется, её с удовольствием будут читать (и рассматривать) не только дети, но и родители. Они будут читать и обсуждать её вместе. Эта книга выполняет как бы двойную работу. Не исключено, что после знакомства с ней кому-нибудь захочется увековечить свои любимые эрмитажные картины в стихах.

Если что, стихи присылайте нам ([email protected]). Мы их обязательно покажем сотрудникам издательства «АРКА».

Кот Саймон,
эсквайр,
может и не эсквайр,
но что-то в этом роде…

Добавить комментарий